Феномен Романа Манекина

Появление сайта Романа Манекина - безусловно, событие. В сообществе юнионистских сайтов стало еще одной добротно сделанной работой больше. Публицистика, и не только самого Романа, но и многих малоизвестных широкой публики (но от того не менее талантливых!) донецких авторов, безусловно, привлечет внимание по-настоящему думающего читателя.

Несколько слов о самом авторе сайта. Роман Манекин - донбассовец по происхождению. Сам себя он определяет как "человека с бульвара Пушкина" (в Донецке это - центральный городской бульвар, любимое место прогулок, а по выходным - выставка-продажа книг, картин, сувениров - короче, что-то вроде Арбата местного значения). Это очень важно для понимания самого Романа - будучи патриотом своего края, человеком честным и аналитически мыслящим, он обеспокоен судьбой своей "малой Родины" (по сути дела, медленным ее угасанием) и пытается не только осознать происходящее, но и понять, "что делать".

Пожалуй, наиболее ценны следующие выводы Романа:

Именно это выводы, подкрепленные замечательным фактическим материалом и прекрасной аналитикой, на мой взгляд, особенно ценны в работах Манекина.

Не могу умолчать и о некоторых наших принципиальных расхождениях с Романом. Главное из них, на мой взгляд, это то, что Роман не верит в возможность изменить положение "снизу" и потому глубоко убежден в бесполезности и даже вредности политических юнионистских организаций. По его мнению, организации, не могущие существенно повлиять на положение дел (а попросту почти что с сегодня на завтра прийти к власти), своим бессилием подрывают веру людей в возможность что-либо изменить.

Обычные наши возражения сводятся к следующему. Если "вера людей", облеченная в общественную активность, согласно Манекину, в итоге мало что решает, то какая разница, подрывает ли эту веру вообще кто-либо или нет, существует она вообще или нет?

Впрочем, существеннее другое. Если исходить из того, что ни один процесс не проходит исторически бесследно, и любая идея обречена на развитие, состоящее в том числе и из периодов временной слабости и поражений сторонников этой идеи, полезно любое общественное движение юнионистской направленности. Впрочем, при условии абсолютной честности руководителей этого движения, их готовности не разменивать идею на мелкую сиюминутную выгоду, абсолютной корректности отношений с политическими союзниками и противниками. Ибо мелкая грязная торговля, происходящая под видом "честной борьбы", наносит самой идее куда больший вред, чем любое поражение. Иными словами, "не в силе Бог, а в правде". К тому же любое развитие любой идеи требует действий и мыслей именно организации единомышленников, точно так же, как развитие любой науки требует соответствующих организаций, в том числе научных школ, где далеко не все могут быть великими и совершать открытия, но сами открытия совершаются лишь потому, что эти школы существуют. Добавим, что развитие науки никогда на 100% не определялось ни государственными институтами, ни гениальными одиночками. Политические идеи и движения подчиняются той же логике развития.

Впрочем, причины, по которым Роман Манекин делает именно такие итоговые выводы, лежат на поверхности. Это - практика последних 10 лет, когда на Украине даже явные победы юнионистских сил оказывались на удивление бесплодными; это - вся наша история, когда общественная активность масс превращалась в ничто или в пародию на себя, сталкиваясь с мощью государственных институтов. В этих условиях, когда судьбы отдельных людей и целых народов решались не явно и гласно, а "под ковром" (а впрочем, где в мире происходит иначе?) скептицизм Романа по отношению к общественным движениям более чем объясним.

Меньше всего хотелось бы делать прогнозы. Отметим лишь одно: правдивый и ясный анализ ситуации, сделанный Манекиным, возможно, впервые в своем роде (ибо он с редким упорством и систематичностью не только собрал разрозненные фактические данные и, казалось бы, лежащие на поверхности выводы, но и обобщил их), сам подтолкнет читателя к ответам на вечный вопрос "Что делать?".

Владимир Данилов